Шмиэл Сандлер — Месть царицы (эротическая проза)

Опубликовано 6th Июль 2013 in Рассказы

Шмиэл Сандлер — Месть царицы

Великий полководец Александр Македонский отдает приказ одному из своих военачальников – уничтожить непокорного правителя Самарканда Калык Хана и доставить к нему его дочь Принцесу Асиян. Военачальник разбил отряд Калык Хана, но, увидев прелестную Асиян, ослушался приказа Александра и попытался склонить принцесу к любви. Получив отпор, он взял царицу силой, а потом, надсмеявшись над ней, отдал ее на поругание своим воинам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Месть царицы-1

Я преследовал Калык хана четвертый день.

Великий Цезарь велел мне доставить голову этого смутьяна в день

триумфального шествия в Самарканде. Мы гоняли хана по знойной долине Зарафшана, и у него не было возможности напоить водой своих нукеров.

В окрестные селенья, разбросанные в пойме реки Зерафшан, он войти не мог — в каждом из них я оставил декаду фракийских лучников.

Я знал, что ведомый жаждой он придет к источнику Кучук арык, который затерялся в глухом ущелье, у подножья горы Аман кутан окутанной в серый гранитный камень.

Калык хан полагал, что мы не знаем дорогу к источнику, но у нас был проводник – старый перс, сына которого мы держали в заложниках. Впрочем, деваться хану было некуда, и он стал бы пробиваться к источнику, даже если  силы противника превосходили его семикратно. У него не было другого выхода. Кучук Арык был единственным местом, где можно было запастись водой, да и выйти из ущелья горными тропами было легче и безопаснее.

Хан отличался отменным бесстрашием и не раз доказывал свою доблесть в сражениях с непобедимым войском Александра великого.

В яростной схватке под Самаркандом последний воинский оплот хана был разбит. Сам он с небольшим отрядом верных лучников бежал в долину Зеравшана и досаждал цезарю мелкими набегами.

Александр предложил самаркандскому сатрапу мир при условии, что тот отдаст ему в жены дочь — прекрасную Асиян и подчиниться повелителю Вселенной, но развратный хан предпочел смерть на поле брани.

Проводник привел нас к ущелью ночью. Мы укрылись за скалами и стали ждать. Как только занялась заря, из-за склона горы появились всадники

Калык хана. Вид у лучников был изможденный и я решил, что ударю по ним с флангов после того как они напьются и отяжелеют от воды. Люди хана  припали к воде и жадно стали впитывать ее в себя. Казалось, никакая сила не сможет оторвать их от желанной и прохладной влаги.

Среди усталых воинов я приметил необыкновенной красоты девушку. Она была в воинском одеянии, но без шлема и с густыми распущенными волосами.  Я догадался, что это дочь Хана — прекрасная Асиан.

Меня поразили  ее медное лицо, большие серые глаза, иссиня черные волосы и бесстрашный взгляд орлицы. Все в ней дышало благородством – спокойная уверенность и отточенность движений внушали уважение.

Ей подали воду в серебреном ковше, и она пила медленно, не проявляя жадности и нетерпения.

Я подозвал к себе Дисмоса и приказал ему уничтожить смутьяна.

— После того, как они напьются, сказал я, — ты поразишь стрелой Хана, и это будет сигналом к атаке. Девушку оберегать. Она будет нашим подарком цезарю.

Дисмос был прославленный воин и самый меткий стрелок в Македонии. Слету он мог попасть стрелой в летящую горлицу и успевал сразить ее, даже если она внезапно меняла угол полета.

Нукеры пили долго. Когда они погрузнели и отвалились от воды, Дисмос пустил стрелу и поразил Калыка в горло.

Все закончилось очень быстро. Оставшиеся без предводителя и отяжелевшие от воды нукеры не смогли отразить бешеный натиск храбрых тессалийских всадников и мы порубили повстанцев еще до того как остыло тело Хана.

Я подошел к Калыку. Он был еще жив. Глазами он просил меня пощадить его дочь. Я вытащил из ножен меч и легонько, чтобы не запачкать ичиги отрезал ему голову. Меня поразило, что он умер с улыбкой.

Я не успел положить свою добычу в мешок, как услышал крики за спиной. Я повернулся. Прекрасная Асиан, отважная дочь хана, подняв лук убитого нукера, поразила трех моих воинов.

Старый ветеран, спартанец  Дисмос, петлей заарканил ее и рывком  перекинул через седло своего гнедого коня. Она извернулась и вцепилась ему в чресла.

 

Месть царицы-2— Хо-хо-хо – разразился смехом Дисмос, — красавица хочет поиграть с моим весельчаком.

Дисмос легко приподнял Асиан, вытащил свой огромный член из штанов и, ухмыляясь, предложил царевне поласкать его. Старый воин в порыве шутки, зазевался и недооценил коварство царевны. Она зачаровано взяла член в руки.

Дисмос застонал, закрыл глаза. В ту же секунду Асиан резво выхватила короткую пику из рук воина и воткнула ему в сонную артерию. Дисмос тяжело повалился с коня и, забившись в агонии, схватился почему-то не за горло, а за член, из которого брызнула сперма. Через мгновение «весельчак» также как и его хозяин затихли навеки.

Стегнув вороного коня, покрытого по персидскому образцу потником, царевна пыталась ускользнуть

Я знал, что дочь хана искусная наездница и легионерам ни за что не нагнать ее.

— Теодаки, — приказал я старому легионеру, — останови коня!

Теодаки метнул дротик, и ноги животного подогнулись. На полном скаку верный конь Дисмоса уткнулся мордой в землю, выбросив из седла прекрасную Асиан. Подоспевшие легионеры окружили ее. Теодаки сорвал с нее кольчугу и сжал пальцами нежный розовый сосок. Девушка вскрикнула от боли.

— Может быть, и моего «Братца» поласкаешь, потаскушка, — взревел старый воин, — клянусь Афиной,  я давно не пробовал женщин…

— Брось, Теодаки, — загоготали легионеры, — такому старому перцу как ты с ней не справиться.

— А вот мы сейчас посмотрим, — раззадорился Теодаки и силой заставил девушку встать на колени. Ее искаженное от боли и ненависти лицо было  в сантиметре от дурно пахнущего и вздувшегося члена спартанца.

— Она сейчас откусит твоего братца, — гоготали легионеры.

— Отставить! – сказал я, войдя в круг воинов, — это добыча императора. Отведи ее в мой шатер, старик, — приказал я спартанцу.

Месть царицы-3Теодаки нехотя взял царевну за волосы и повел вглубь ущелья. Здесь в тени гигантских кипарисов  я приказал разбить себя шатер из белого войлока и лагерь для легионеров. Они славно поработали — мои воины и заслужили отдых. Я отдал им добычу и три тысячи талантов, а принцессу оставил себе, полагая, что никто не станет посягать на то, что по праву принадлежит великому полководцу.

Я пригласил фракийских начальников декад к себе на трапезу и добрую выпивку.  Мы бражничали и ели мясо, которое томилось на огне.

Моя принцесса-воительница сидела по правую руку от меня, и я предложил ей испить кубок за славную победу моих конников. Она взяла  кубок и плеснула вино мне в лицо.

Начальники декад замолкли. Это было неслыханное оскорбление: все-таки я был посланник царя, и за такие обиды полагалась смерть. Но ведь передо мной сидела красивая чарующая женщина, и непокорность делала ее еще желаннее. Я знал, что мне предстоит близость с ней, и не сомневался, что  мои ласки придутся ей по вкусу. Ведь я считался в Афинах лучшим любовником и знатоком в делах эроса.

Я предложил фракийцам покинуть шатер. Холодный зерафшанский ветер проникал сквозь плотную ткань шатра, колебля тусклое пламя костра.

— Выставить стражу на ночь, — приказал я начальнику фракийцев толстому воину небольшого роста и с быстрыми глазами.

В камышевых зарослях Кучук Арыка водились злобные  кабаны, и их ночная вылазка на временное укрепление лагеря могла нанести немалый урон моему отряду.

— Ступайте прочь, — сказал я фракийцам, — царевна устала и требует мужской ласки.

Начальники декад понимающе загоготали.

Солнце садилось медленно. В лагере было тихо, и только бряцание конской сбруи нарушало мрачную тишину ущелья.

Стемнело быстро. Бурые стволы олив расплывались в сумерках.  На небе всплыли, и тускло мерцали звезды.

Смятение чувств, жажда близости и томная страсть овладели мною.

Я хотел быть нежен с царевной и тихим срывающимся голосом попросил ее снять одежду. Она сидела неподвижно, щеки ее пылали, а грудь вздымалась от частого дыхания, но сидела она в строгой позе небесной Афродиты.

Месть царицы-4Я был уверен, что она прониклась страстью ко мне, но, вероятно, не хочет этого показывать. Я попытался сорвать с нее длинные одежды. Мне не терпелось ощутить ее горячее крепкое тело, но она вцепилась мне в лицо своими коготками.

«Ну что ж кошечка, придется тебя взять силой»

Я позвал двух дюжих щитоносцев и приказал держать царевну. Один из них схватил ее за руки, другой за ноги. Они уложили ее на землю. Я вытащил меч и разрезал ее шаровары. Ее белые оголившиеся бедра возбудили меня. Я велел щитоносцу раздвинуть ножки моей пленицы. Она брыкалась. Она шипела как пантера, но в крепких руках воинов не представляла большой опасности и лишь огненные молнии ненависти излучали ее огромные прекрасные глаза.

У нее был гладкий матовый живот с чудным детским пупком. Ее маленький лобок был покрыт легким темным пушком, узкая алая полоска едва виднелась в промежности. Я вытащил своего могучего молодца и приставил его к волшебной узкой щели. Никакой реакции не последовало.

Я потер членом  клитор. Глаза ее помутнели, она издала легкий стон. «Пронесло, наконец…» — гордо подумал я.

— Ну, вот так-то лучше, милая, — сказал я и резво ввел своего красавца в ее пунцовое лоно. Она вскрикнула, но моего молодца невозможно было остановить. Он работал мощно и ритмично. Я кончил быстро, бурно и замер в сладкой истоме.

К моему удивлению она оказалась девственницей, что польстило моему самолюбию. По уставу я был должен ее освидетельствовать и в случае ее невинности преподнести девушку в дар царю. Но царю ведь можно сказать, что Асиян уже побывала в мужских руках. Ненужных свидетелей, которые держали царевну, я предполагал убрать. Дорога до Самарканда длинная и повод для того чтобы отправить их в царство теней всегда найдется.

Я поднялся с ложа и приказал щитоносцам отпустить царевну. Они стояли как прикованные и не могли отвести глаз от обнаженной пленницы. Она лежала с закрытыми глазами. Я понял, что покорил и сломал ее. Но, Боги, как я ошибался.

Один из щитоносцев обратился ко мне:

Месть царицы-5— Дозволь, доблестный стратег, испробовать эту женщину.

— Она моя добыча, — коротко  сказал я.

— Она добыча царя, ты нарушил закон, мы готовы молчать, если ты позволишь нам познать ее.

Не успел я пресечь его дерзкие речи, как царевна подобрала кинжал, которым я вспорол ее шаровары, и молниеносным движением перерезала щитоносцу горло.  Я не успел опомниться, как она метнула кинжал в другого воина и поразила его в сердце. Он упал замертво.

Что ж, Асиян помогла мне избавиться от свидетелей, но менее опасной от этого она не стала. Прыжком снежного барса я кинулся на нее и одним ударом в голову утихомирил бестию. Пока она лежала в беспамятстве,  я позвал могучего Теодаки и показал ему плоды ее деяний.

— Тварь, персидская, — сказал он. — Она заслуживает смерти.

— Но прежде познай ее, — сказал я.

Веселые огоньки заплясали в глазах могучего спартанца.

— Клянусь Зевсом охранителем, — это будет потешно, сказал Теодаки.

Он сбросил штаны и взял царевну необычным способом — в зад. Она очнулась и стала кричать. Твердый и большой член Теодаки причинял ей страшную боль. Кончив, Теодаки взял царевну за волосы и наклонил к своему члену, принуждая сосать его. Она укусила его за головку члена. Теодаки вскрикнул и ударил ее по голове. Царевна рухнула, лишившись чувств.

Мы привязали ее цепью к металлическому остову шатра. Я бросал ей объедки, чтобы не умерла от голода, но она не касалась их.

Два дня и две ночи я насиловал ее. Старик Теодаки начальник критских лучников изредка помогал мне. Мы делали с ней все, что можно было сделать с женщиной. Когда она сопротивлялась, мы хлестали ее прутьями и на круглых ягодицах принцессы красовались вздувшиеся полосы от бича — свежие и красные вперемежку с уже зажившими рубцами.

Или Теодаки учил ее покорности, занимаясь с ней содомией. Она отчаянно боролась с болью и на глаза ее наворачивались слезы негодования.

Месть царицы-6Воистину это было страшным наказанием, потому что член у него был исполинских размеров и с трудом входил в ее узкую прямую кишку.

Царевна обессилила, но не сдалась, темные упрямые глаза ее расширились, и в них горел незатухающий огонь ненависти. Грубость и удары не отразились на ее красоте, она была по-прежнему восхитительна и грациозна. Казалось, ничто не может ее сломать. Она была полна высокого достоинства и благородства, присущего царственным особам.

Я развязал ее и поставил перед ней кувшин с водой и вяленое мясо. Надо было доставить ее к царю живой и получить за нее обещанную награду.

Ночью, подустав от беспрерывного соития с Асиян, я решил ублажить своих конников и отдал свою подружку им. Они побаловались с ней вволю. Всю ночь я слышал у лагерных костров смех и стоны сладострастия. Теперь они будут молчать, и Александр не узнает тайны.

Утром я встал со своего солдатского ложа, медленно потянулся и пошел навстречу первым лучам солнца. Я вышел из шатра и увидел страшную картину. Все мои конники были зарезаны как овцы. Асиян убила их, когда они, утомившись от любовных игр, предались сну.

Месть царицы-7 У Теодаки была отрублена голова. Я не мог понять, как ей — хрупкой и обессиленной истязаниями, удалось сделать это.

В живых остались два легионера. Их она попросту не добила. Они  еще дышали, но брать раненых в дорогу я не собирался.

Я не стал их кончать – сами подохнут. Явиться к царю без отряда и плененной царевны было безумием. Догонять персиянку не имело смысла. Она отличная наездница, а теперь уже и вооружена. Словить эту безумную амазонку мне не удастся.

Я взял отрезанную голову Калык хана и направился к Александру. Царь поймет и простит меня, он давно охотился за ханом и, умертвив его врага, я услужил своему повелителю.

Сухой резкий ветер бил мне в лицо. Всю равнину затмило красной пылью, и я не скоро разглядел у южных  ворот Самарканда всадника, но очень быстро узнал его. Это была прекрасная Асиян. Она подобрала свои кудри, стройная шея гордо держала голову с тяжелым узлом волос на высоком затылке. Бесстрашный воин, впервые испытал я смертную муку. Близость неизбежной гибели обратила весь мир в крохотный

комочек надежды. Тяжелая тоска и страх охватили меня. Наши судьбы сплелись. Моя наложница, моя рабыня и моя судьба, неустанно преследовала меня. Но я не умру.  Еще крепка моя длань и не забыто искусство воина.

— Ну что ж, несравненная моя госпожа! — сказал я, — до сих пор мы встречались в постели, на сей раз встретимся на поле брани.

Не успел я поднять щит, как прозвеневшая стрела вонзилась мне в шею. Я упал с коня,  изо рта хлынула темная кровь. Царевна приблизилась ко мне. Я прикинулся мертвым.

Она пнула меня ногой в лицо и произнесла лишь три слова «Убийца, гадкий трус!»

Принцесса повернула коня, и ее рыжий иноходец помчался быстрее ветра. Превозмогая боль, я с сожалением посмотрел ей вслед. Она могла быть идеальной возлюбленной, а стала смертельным врагом.

Когда принцесса ускакала, я дополз до городских ворот, и меня подобрала стража. Голову Калык хана царевна увезла с собой, и мне не  стоило показываться пред гневные очи Александра.

Я представился стражникам купцом, который пострадал от разбойников Калык хана. Один из них позвал лекаря, тот извлек стрелу и лечил меня две недели.

Встав на ноги, я решил удалиться в Индию подальше от царя и царевны. Оба могли узнать, что я жив и тогда смерти мне неминовать.

Серебра у меня было много, и добраться до безопасного места, я хвала богам смогу. В душе я уносил с собою горечь и обиду. Прелестная Асиян прервала мою военную карьеру, но я не испытывал к ней зла.

Я добрался до Индии, сменил свое имя и хорошо там устроился. Я был богат, у меня было много жен и наложниц, но, ни одна из них не запала мне в сердце, как красавица Асиян.

Временами я думаю — почему, почему, она не убила меня тогда в шатре. Ведь было бы так прекрасно принять смерть от ее рук.

****************

 

Комментарии: 1 »

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comment

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.